Содержание


Еще больше «Корсаров»

Летчики «Корсаров» ведут счет своих воздушных побед с 21 апреля 1951 г., когда два F4U из эскадрильи VMA-312 не упустили шанс сбить северокорейские Як-9. Пару «Корсаров», которые пилотировали капитан Де Лонг (11 побед в годы второй мировой войны) и 1-й лейтенант Гарольд Дайг, перехватила над Чиннампо четверка Яков. «Корсары» легко вышли из-под удара и превратились из дичи в охотников. Лейтенант Дайг пулеметной очередью быстро поджег один Як-9. Пока лейтенант гонялся за вторым истребителем, его командир вогнал в землю еще два Яка. Дайг так и не смог добить вторую машину - Як-9 на большой скорости скрылся в северном направлении.

«Корсар» стал последним поршневым истребителем, который серийно выпускался в США. Это был поистине великий самолет. В Корее больше всего был машин модификации F4U-4, которые оснащались двойными звездами Пратт-Уиттни R-2800-42W мощностью 2800 л.с. На высоте 20 000 футов «Корсар» развивал максимальную скорость 395 миль в час. Всего до прекращения производства в январе 1953 г. был построен 12 571 «Корсар». В Корее воевали самолеты модификаций F4U-4B, F4U-5, F4U-5N, F4U-5NL, F4U-5P.

В ожесточенных воздушных боях 22 апреля 1951 г. американцы сбили четыре МиГ-15. Джабарра в этот день записал на свой счет четвертую победу, Иглстон и Янкей - по второй, а 1-й лейтенант Ричард Бикир из 334-й истребительной эскадрильи открыл свой боевой счет. 334-ю эскадрилью вскоре отправили на отдых в Японию, но Джабарра упросил командование разрешить ему остаться в Корее и продолжить свою личную войну с Мигами. Как правило пока одна эскадрилья крыла расслаблялась в Японии, две другие находились на «станции» - корейском аэродроме Сувон.

Весной 1951 г. накал боев в «долине МиГов» пошел на убыль. 24 апреля подполковник Уильям Ховд из штабного звена 4-го истребительного авиакрыла сбил МиГ-15 - это был единственный сбитый самолет за четыре недели. На счету Ховда уже значилось 10,5 побед, одержанных в годы второй мировой войны, когда летчик служил в составе 8-й воздушной армии ВВС США.

Офицеры штаба ВВС США на Дальнем Востоке все больше выражали озабоченность за судьбу В-29, летавших в районах действия МиГ-15. Командующий бомбардировщиками Дальневосточных ВВС генерал-майор Эммит О'Донел имел в своем распоряжении 22-ю и 92-ю бомбардировочные группы из состава Стратегического авиационного командования. Эти группы воевали в Корее с самого начала конфликта. Уже в ходе войны к двум группам прибавилась третья - 19-я бомбардировочная. В каждой группе имелось по три эскадрильи, всего в одной группе по штату насчитывалось 33 В-29. Теоретически О'Донел имел «под рукой» 99 «Сверхкрепостей». Реально, это количество постоянно уменьшали пилоты МиГов. Моральный дух личного состава бомбардировочных авиагрупп находился на опасно низком уровне.

В апреле 1951 г. в должности главнокомандующего американскими силами на Дальнем Востоке генерала Макартура сменил генерал Мэтью Риджуэй. Смена главкома сопровождал самой оглушительной публичной «поркой» со времен Гражданской войны в США. Президент Трумэн заявил: «Генерал Макартур не способен проводить политику правительства Соединенных Штатов на Дальнем Востоке».

В мае Джабара сбил пятый и шестой реактивные истребители. Ас в это время летал на F-86A-5 в составе 335-й истребительной эскадрильи. Его достижения выглядят особенно значительными, если знать, что эти победы он одержал на «Сейбре» с подвесными баками. Истребитель F-86A с подвесными баками имел недостаточную устойчивость, Джабарра в обоих случаях сбросить баки не успел.

Сын бакалейщика из Уичиты Джим Джабарра стал первым реактивным асом ВВС США в возрасте 27 лет, к тому же он был еще и ветераном второй мировой войны. Джабарра заметил, что МиГ-15 по всем параметрам превосходит «Сейбр» на высотах более 30 000 футов. Летчик считал, что шесть крупнокалиберных пулеметов «Сейбра» следует заменить четырьмя автоматическими пушками калибра 20 мм. В то же время, он отмечал превосходный прицел с радиолокационным дальномером, стоявший на американском истребителе (прицел МиГ-15 был гораздо хуже). По мнению Джабарры большой боекомплект к пулеметам (1802 патрона), несмотря на меньшую разрушительную силу, давал больше шансов на победу в воздушном бою, нежели мощные, но малочисленные снаряды пушек МиГа. С другой стороны МиГ, опять же по мнению Джабарры, обладал лучшей живучестью. Джим не раз говорил: «Сейбр» - лучший в мире истребитель, но номером два является МиГ-15".

Бытует мнение, что в ВВС США действовала упрощенная система подтверждения обед в воздушных боях. На самом деле, добиться занесения победы в воздушном бою в официальный реестр было не так уж и легко. Для этого требовалось, как минимум, или кадры кинофотопулемета, или свидетельства наземных наблюдателей. Требования более жесткие, чем те, которые действовали в ВВС США в годы второй мировой войны. Пентагон неоднократно заявлял, что термин «ас» не имеет официального статуса. С одной стороны «система асов» повышала боевой дух не только у самих летчиков, но и у техников, оружейников, обслуживавших самолет аса. С другой - вела к падению дисциплины и ненужным потерям. Став асом, Джабарра заметил, что его приятели-летчики начали относиться к нему едва ли не с благоговением, как относились лишь к кавалером медали почета.

Фотокинопулеметы «Сейбров» далеко не всегда могли надежно зафиксировать победу. Сбивший один МиГ-15 Мартин Бамбрик вспоминал:
- Эта штука всегда доставляла нам проблемы. Фотокинопулемет стоял в носовой части фюзеляжа под воздухозаборником. Мы часто привозили некачественные фильмы, пленки рвались, объективы замерзали, плексигласовое окошко покрывалось трещинами или мутнело - все это сказывалось на качестве кадров.

По крайней мере в одной эскадрилье 4-го истребительного авиакрыла летчики откровенно игнорировали запрет летать над китайским берегом реки Ялу. Джабара, Бикир, Гибсон и других часто шли на риск и залетали в Китай в погоне за МиГами. Перед пилотами стояла непростая дилемма - увеличить свой победный счет (каждый хотел стать асом) или быть с позором откомандированным с театра военных действий за нарушение установленных приказом правил.

Американские летчики считали свою систему регистрации побед излишне жесткой, в то время как советские пилоты полагали систему ВВС США верхом простоты. Полковник Евгений Пепеляев писал:
- они (американцы) очевидно преувеличивали. Многие МиГ-15, которые американцы посчитали сбитыми на основании кадров фотокинопулеметов благополучно возвращались на аэродром базирования, несмотря на полученные повреждения. У нас, чтобы засчитали сбитый требовались и кадры фотокинопулемета, и свидетельства военных или гражданских наблюдателей, а кроме того - подтверждающий рапорт командира эскадрильи или летчика, наблюдавшего сбитый самолет. Если самолет противника падал на территории, где его не могли наблюдать с земли, то победа не засчитывалась.

По большому счету, советская система мало отличалась от американской. Тот же Пепеляев писал: «На самом деле мы так точно и не знали сколько американских самолетов нами было сбито».

В день когда Джабарра сбил свой пятый МиГ, еще один реактивный истребитель сбил капитан Мильтон Нельсон из 335-й истребительной эскадрильи. Три МиГа было сбито 31 мая 1951 г., два - летчиками «Сейбров» и один - воздушным стрелком бомбардировщика В-29. На следующий день опять было уничтожено три МиГа - два воздушными стрелками, один - пилотом «Сейбра».

В мае 77-я эскадрилья Королевских ВВС Австралии была переброшена из Пусана в Ивакуни, где ее начали перевооружать с «Мустангов» на двухмоторные реактивные истребители Глостер «Метеор» F.8. «Метеоры» доставили из Великобритании на авианосце «Уорриер».

В Ивакуни провели несколько учебных воздушных боев между австралийскими «Метеорами» и «Сейбрами» ВВС США, последние выступали в роли МиГ-15. Решался вопрос вопросов: как использовать «Метеоры» в Корее? Споры разрешил командир 77-й эскадрильи Дне Крисуэлл, решивший, что самолет вполне годится для роли перехватчика. Американцы выражали серьезные сомнения - по их мнению у прямокрылого истребителя английской конструкции не имелось шансов выжить при встрече с МиГом.

В мае 1951 г. генерал-лейтенант Джордж Стрэйтмейер перенес инфаркт и его пришлось заменить на посту командующего Дальневосточных ВВС генерал-лейтенантом Отто Уейлендом, в прошлом летчиком-истребителем.

1 июня лейтенант Симпсон Иване (в прошлом - летчик морской авиации) сбил на «Сейбре» МиГ-15, но скоро коммунисты нанесли ответный удар. В ночь на 17 июня фанерно-перкалевый биплан По-2 сбросил две бомбы на аэродром Сувон. Офицеры силы ООН совсем забыли, что неказистый бипланчик может стать источником таких ночных кошмаров, какие не в состоянии обеспечить ни один «большой» самолет. Очень немногие американцы знали о той роли, которую сыграли По-2 на Восточном фронте в годы второй мировой войны. Солдаты вермахта были уверены, что экипаж По-2 может на слух положить бомбу в любое место, где они находятся, хоть в отдельно взятое окно многоэтажного дома. Две бомбы, сброшенные с По-2 в ночь на 17 июня, один «Сейбр» (№ 49-1334) полностью разбили, а восемь истребителей этого же типа повредили. Один визит «Сонного Чарли» вывел из строя «Сейбров» больше, чем орда МиГ-15.

Складывалось впечатление, что экипажи По-2 просто издеваются над американцами. Самолетики крайне трудно засекались радиолокаторами (По-2 - тот еще «стеле»!) или визуально. В ночь на 30 июня капитан Эдвин Лонг в районе Сеула получил наводку от оператора наземной РЛС, обнаружившего нарушителя спокойствия. Лонг развернул свой двухместный (оператором бортовой РЛС в том вылете был уоррент-офицер Букингхэм) двухмоторный истребитель F7F-3N «Тайгеркэт» в северном от столицы направлении и приступил к поиску.
- Медленный, чрезвычайно маневренный биплан обнаружить было практически невозможно. Я сделал три захода, прежде чем смог пристроиться к нему. Зато биплан развалился сразу после первых выстрелов моего бортового вооружения.

Лонг говорил, что «его» По-2 был целиком окрашен в черный цвет, а из задней кабину отчаянно отстреливался из автомата ППШ второй член экипажа. Эдвин Лонг служил в эскадрилье VMF(N)-513 «Flight Nightmares», на вооружении которой находились оснащенные РЛС ночные истребители F4U-5N и F7F-3N. Лонг одержал первую ночную победу в Корее среди пилотов корпуса морской пехоты США.

«Тайгеркэт» представлял собой двухмоторный среднеплан, внешние части плоскостей которого при базировании на авианосце складывались. Первые полет прототип тяжелого истребителя совершил еще 2 ноября 1943 г.. но принять участие во второй мировой войне так и не успел. Самолет был оснащен двумя 18-цилиндровыми звездообразными поршневыми двигателями Пратт-Уиттни R-2800-34W «Дабл Уосп» мощностью по 2100 л.с. На высоте 22 200 футов самолет мог разогнаться до скорости 435 миль в час. Масса «Тайгеркэта» составляла 25 720 фунтов, даже несколько меньше, чем у некоторых одномоторных истребителей. Вооружен F7F-3 был четырьмя крыльевыми пушками калибра 20 мм и четырьмя крупнокалиберными пулеметами, размещенными в носовой части фюзеляжа. Кроме того, самолет мог нести бомбовую нагрузку в 2000 фунтов. Разработанный как палубный, истребитель никогда не базировался на авианосцах, но стал главным оружием корпуса морской пехоты США в борьбе с «ночным кошмаром» - бипланами По-2 и прочими «ночными бабочками» коммунистов.

24 июня 1951 г. один По-2 сбил бомбардировщик В-26 «Инвэйдер» (командир экипажа капитан Ричард Хейман) из 3-й бомбардировочной группы. Ранее Хейман был летчиком-истребителем. Хейман вывел на северокорейский биплан наземный командный пункт аэродрома Кимпо. Летчик точно вышел в хвост По-2 и развеял биплан на кусочки в ночном небе.

17 июля американцы сбили единственный северокорейский МиГ, но на следующий день пилоты «Сейбров» одержали сразу пять побед. Майор Ричард Крейгтон из 336-й эскадрильи (в 1948 г. Крейгтон установил мировой рекорд скорости на «Сейбре») сбил свой первый самолет, 1 -и лейтенант Ральф Гибсон одержал две победы. 20 июня пилот «Мустанга» Джеймс Харрисон (67-я эскадрилья 18-го истребительно-бомбардировочного авиакрыла) сбил Як-9. 24, 25 и 26 июня американские летчики сбили по одному МиГ-15.

К концу июня на китайском берегу Ялу базировалось примерно 445 МиГ-15, которым противостояли 44 «Сейбра» из 4-го истребительного авиакрыла. Количественная статистика была явно не в пользу американцев. На самом деле положение было даже еще более драматичным. Полковник Герман Шмидт, сменивший полковника Джорджа Смита, в качестве «босса» 4-го авиакрыла отмечал, что из-за технических проблем в пригодном для полетов состоянии обычно находилось не более половины «Сейбров». Таким образом, противник имел преимущество в количестве истребителей даже не 10:1, а 20:1!

Летом 1951 г. в Корее появились усовершенствованные истребители МиГ-15бис, оснащенные двигателями ВК-1 тягой 5952 фунта. Самолет развивал на высоте 10 000 футов скорость 677 миль в час. Определенные изменения были внесены в конструкцию гидросистемы, электросистемы и приборного оборудования кабины. МиГ-15бис по своим боевым качествам превосходил просто МиГ-15.

8 июля побед над Мигами добились три едва ли не самых опытных в ВВС США пилотов «Сейбров». Самым заслуженным в этом трио считался ветеран второй мировой войны (28 сбитых в Европе самолетов люфтваффе) командир 4-й истребительной авиагруппы полковник Фрэнсис Габрески. Габрески 8 июля одержал свою первую в Корее победу. Свой второй МиГ сбил 1-й лейтенант Ричард Бикер, в то время как начальник штаба 4-го авиакрыла майор Франклин Фишер открыл свой боевой счет.

В июле также отличился капитан Мильтон Нельсон из 335-й эскадрильи, сбивший свой второй МиГ-15, и «Хут» Гибсон, сбивший свой третий МиГ-15. Воздушный стрелок В-29 из 3-й бомбардировочной эскадрильи записал на свой счет два МиГа. 29 июля пилот «Шутинг Стара» 1-й лейтенант Уильям Макалистер сбил очередной МиГ-15. 8 августа 1-й лейтенант Ричард Бикер прибавил к своему счету два МиГа. Бикер приблизился к заветному рубежу в пять побед, стимулировав тем самым очередной приступ «лихорадки асов» среди пилотов 334-й истребительной эскадрильи.

В августе первый раз вступили в бой с МиГами австралийцы. Скуадрон лидер Дик Уилсон спикировал на реактивный истребитель противника, но в это время его самолет был обстрелян другим МиГом. Пушечная очередь прошила хвостовую часть «Метеора», снаряды пробили основной топливный бак. Был разбит левый элерон. Демонстрируя незаурядное летное мастерство, Уилсон сумел дотянуть до Кимпо. Этот самолет («Метеор» F.8 № А77-616) был сбит зенитками в феврале 1952 г. Гораздо меньше повезло товарищу Уилсона уоррент-офицеру Рону Гатри. Его «Метеор» (А77-721) сбили, а сам Гатри после катапультирования на высоте 38 000 футов и скорости М=0,84 попал в плен. Гатри установил своеобразный рекорд - он стал пятым летчиком, жизнь которому спасло катапультируемое кресло фирмы Мартин-Бейкер, но это было первый случай пользования данным креслом в боевой обстановке. Кроме того, на тот момент это было самое высотное катапультирование и самый длительный прыжок (28 минут) с парашютом. Рон Гатри был репатриирован из плена в 1953 г.

24 августа по одному истребителю типа МиГ-15 сбили полковник Бенджамин Пристон (4-е истребительное авиакрыло) и капитан Джэк Робинсон (334-я истребительная эскадрилья). Над Синьчжу и Пхеньяном 2 сентября разгорелся получасовой воздушный бой между 22 истребителями F-86 и 40 МиГами. Американцы сбили четыре МиГ-15. По одной победе записали на счета Габрески (вторая победа в Корее), Гибсона (четвертая), капитана Ричарда Джонса и майора Уинтона Маршала. Неделю спустя произошла еще более ожесточенная схватка, в которой приняли участие 28 «Сейбров» и 70 МиГов. В этом бою по одному самолету сбили капитан Ричард Бикир и Ральф Гибсон, став, таким образом вторым и третьим реактивными асами Соединенных Штатов.

«Сейбрам» далеко не всегда удавалось отсечь МиГи от ударных самолетов. 10 сентября группу истребителей-бомбардировщиков F-84E «Тандерджет» из 8-й эскадрильи 49-го истребительно-бомбардировочного авиакрыла над Сучоном шестерка МиГов. О том, что случилось дальше рассказывает ведущий группы «Тандерджетов» 1 -и лейтенант Уильям Скляр:
- Мы уже сбросили бомбы, когда на нас спикировали МиГи. Я поднырнул под ведущего группы истребителей противника. В это время другой МиГ пересек мой курс и начал разворачиваться передо мной на дистанции примерно 1200 фунтов. Я бросили свои «Хог» («Hog» - прозвище F-84) в возможно более крутой вираж в надежде достать МиГа. Я находился на предельном для стрельбы из пулеметов расстоянии от «бандита», тем не мене, я выпустил длинную очередь. Одновременно я не забывал крутить головой в поисках второго МиГа, истребитель пропал из виду. Противник порой сознательно провоцировал нас, подставляясь под удар, в то время как второй самолет атаковал из задней полусферы. На сей раз самолет действительно исчез. Мне засчитали вероятную победу.

В воздушных боях сентября было сбито 14 МиГ-15 ценой потери четырех «Сейбров».

19 сентября сбил миг-15 пилот «Тандерджета» из 9-й эскадрильи 49-го истребительно-бомбардировочного крыла капитан Кеннет Скин.
- Мы наносил удар по железнодорожной станции на линии Пхеньян-Синьчжу всем авиакрылом. Поскольку я считался новичком, то летел четвертым номером в замыкающем группу звене. Как только мы обошли Пхеньян с востока, я услышал в наушниках предупреждение командира группы о появлении МиГов выше нас на одном часе. Через несколько минут поступило предупреждение с земли: «Куча Мигов держит курс на юг». Мы думали, что «Сейбры» смогут занять удобную позицию для перехвата противника, но они все еще оставались на аэродроме Кимпо, предоставив нас самим себе. Вновь зазвучала рация: «МиГи на трех часах выше. Они приближаются! Сбросить бомбы! Набрать скорость!» Затем последовала команда. Адресованная лично мне: «Возьми резко вправо!»
- Будучи самым последним в группе я отлично видел все, что делают мои товарищи. Командир моего звена майор Джим Спринкл встал в левый вираж, чтобы выйти на контркурс МиГам, уже изготовившимся к атаке. Я старался держаться за ним, но до его самолета было довольно далеко. Вдруг прямо перед носом моего истребителя проскочил МиГ и пристроился в хвост майору. Летчик МиГа наверное не заметил мой самолет, все внимание он сосредоточил, чтобы удержать в прицеле F-84 командира. Он старался сбавить скорость, я же наоборот вывел двигатель на максимальный газ. МиГ занял все поле зрения прицела, я нажал на гашетку.
- Я выпустил длинную очередь из всех пулеметов. Боекомплект был снаряжен бронебойными пулями. Пули рвали обшивку МиГа, появились пламя и дым. Я скинул скорость и отлично видел как разгорается пожар на подбитом мной истребителе. Затем я бросил взгляд влево и увидел, как еще один МиГ-15 приклеился к хвосту «Тандерджета». Я заорал по рации: «F-84! Уходи! Уходи» МиГ на хвосте!» Поймать в прицел второй истребитель я не смог, но мой коллега вовремя ускользнул из-под удара, а МиГ ушел левым разворотом вверх.
- Я опять осмотрел воздух. Удивительно, только что везде носились самолеты, а теперь болтался одинокий купол парашюта. Топливомер стремительно приближался к нулевой отметке. Боевой вылет прошел неудачно, мы даже не долетели до цели, зато все «Тандерджеты» благополучно вернулись домой. В своем девятом боевом вылете я одержал первую победу!

В сентябре пилоты «Сейбров» записали на свой счет 5,5 МиГ-15, что впрочем нисколько не отразилось на активности истребителей противника, продолжавших удерживать инициативу в воздушных боях над долиной МиГов. Генерал-лейтенант Уейланд постоянно выражал озабоченность малым количеством «Сейбров». Он писал в Пентагон: «Китайцы могут организовать базы непосредственно на территории Кореи, создав тем самым угрозу нашему господству в воздухе над линией фронта». Это не было пустой тревогой. Из Вашингтона генерал Ванденберг отвечал, что не имеет возможности направить в Корею дополнительное количество «Сейбров». 20 сентября он ясно дал понять, что в ближайшее время появления в Корее второго авиакрыла, вооруженного истребителями F-86, ожидать не стоит.

Ночью 23 сентября непростую победу одержал экипаж «Тайгеркэта» из эскадрильи VMF(N) (майор ван Гунди и сержант Уллом). Они обнаружил По-2 и сбили его, израсходовав более 100 снарядов калибра 20 мм!

Вооруженный конфликт на земле постепенно затихал, однако ослабления воздушной войны не наблюдалось. В сентябре размеры и ожесточенность схваток над долиной МиГов приняли драматический масштаб. Октябрь 1951 г. стал самым напряженным месяцем войны в Корее. Количество МиГов достигло 525 машин, им по-прежнему противостояли 44 «Сейбра» 4-го истребительного авиакрыла. Американцев численное превосходство противника не смущало. 1 октября пилоты «Сейбров» сбили два МиГа, 2 октября -шесть, 5 октября - один, 12 октября -один и не менее девяти (самый результативный день Корейской войны) 16 октября.

Главной целью МиГов являлись бомбардировщики. 23 октября 1951 г. группу В-29 атаковало порядка сотни МиГ-15. «Сверхкрепости» прикрывали 34 «Сейбра». Пилоты истребителей F-86 сбили два МиГа, однако их победы доставили мало радости экипажам восьми бомбардировщиков В-29 и пилотам 55 «Тандерджетов» ударной группы. Пятьдесят МиГов навалились на ударные самолеты.

В последовавшем бою было сбито, как минимум, два В-29. Все бомбардировщики получили попадания, в экипажах всех самолетов были убитые или раненые. Одна «Сверхкрепость» совершила вынужденную посадку на передовом аэродроме. Вторник 23 октября 1951 г. стал черным днем для бомбардировочной авиации ВВС США. Больше В-29 дневных рейдов в Корее не совершали.

Генерал Лобов считает, что бой 23 числа - не что иное, как коллапс стратегической авиации США периода Корейской войны и говорит о мифических данных в отношении потерь советских истребителей. Журнал «Ньюсуик» писал о 10% потерях бомбардировщиков, принимавших участие в налете.

Командованию ВВС США доставили мало радости 11 сбитых МиГ-15 (пять - воздушными стрелками «Сверх крепостей», шесть - летчиками «Тандерджетов»). Одну победу в этом бою одержал будущий астронавт, а тогда лейтенант ВМС США Вальтер Ширра, проходивший в эскадрилье «Тандерджетов» стажировку. Американцы признали потерю одного F-84E.

На следующий день коммунисты сбили еще одну «Сверхкрепость», несмотря на эскорт из 16 австралийских «Метеоров» и десятка «Тандерджетов». Оставив в стороне вопрос о потерях, следует признать, что атаки МиГов оказали на экипажи бомбардировщиков самое удручающее воздействие. После понесенных в сентябре потерь В-29 перешли к тактики ночных налетов. Согласно советским данным в октябре было сбито 12 В-29 и четыре F-84, американцы признали потерю восьми «Сверхкрепостей» и одного «Тандерджета».



Дальше

Назад


Hosted by uCoz