Содержание


Ракетный ускоритель

В сентябре 1952 г. в базировавшейся на аэродроме Кимпо 335-й эскадрильи 4-й истребительной авиагруппы отобрали несколько летчиков для выполнения специального задания. Им предстояло летать на «шести секретных машинах».Шесть истребителей F-86F раннего выпуска были оснащены ракетными ускорителями JATO (Jet-Assisted Take-Off - ракетные ускорители взлета). На каждый «Сейбр» ставили по три ускорителя, которые могли включаться одновременно или поочередно. По воспоминанием одного из летчиков три «Сейбра» имели крылья, аналогичные самолетам F-86A/E, а на трех стояли новые крылья с отклоняемыми носками, характерные для F-86F.

- Капитан Клиффорд Джолли решил, что мы будем летать парами однотипных машин, а не смешанными группами. Первые полеты показали, что наибольший эффект достигается при одновременном запуске ускорителей.
- В сентябре я сделал три боевых вылета на «настоящем» F-86F, у меня осталось смешанное впечатление от этих полетов. С работающим ускорителями самолет плохо выдерживал высоту в горизонтальном полете, с другой стороны резко возрастала скороподъемность, за несколько секунд самолет набирал большую высоту, но потом почти так же быстро ее терял. Часто я не мог справиться с поведением своего «коня» при включенных ускорителях. Мы летали только парами и только на свободную охоту. При включенных ускорителях самолет имел тенденцию к кабрированию, из-за чего приходилось почти полностью отдавать ручку от себя.

Конечно прекрасно, иметь возможность в любой удобный момент накинуть 3000 фунтов тяги, особенно, если требуется сократить дистанцию до МиГа. Стрельба не сильно сказывалась на поведении самолета с работающим ускорителем.

- Я летал в паре с Джолли вскоре после того, как тот «искупался» в Желтом море. Нам сообщили о взлете МиГов с аэродрома Аньдун, куда мы и направились. Над Ялу мы не обнаружили ни одного самолета, между тем показания топливомеров наших «Сейбров» стремились к нулевым отметкам. Мы развернулись на курс к Кимпо и в этот момент я обнаружил противника, о чем и сообщил Джолли. Джолли также беспокоился из-за малого остатка топлива, но, тем не менее, мы вышли в атаку. Я выпустил несколько пулеметных очередей с максимальной дистанции в 2000 футов, боекомплект закончился быстрее, чем мне удалось приблизиться к МиГу на дистанцию эффективного поражающего действия крупнокалиберных пулеметов «Сейбра».
- Капитан Трои Коуп и я полетели на боевое задание с «секретным оружием» - ракетными ускорителями. Мы находились примерно 50 милях от Аньдуна, когда Коуп зашел в хвост МиГу и открыл огонь. Командир атаковал с включенным JATO. В это время я заметил группу истребителей противника в нашей задней полусфере. Пока они находились далеко. «Коуп, мы имеем группу «бандитов» на хвосте, скажи мне когда тебе надоест стрелять по этому чучелу».
- Я все время старался держаться слева от самолета Коупа. Заложив крутой левый вираж, я увидел МиГ почти рядом с правой плоскостью крыла своего «Сейбра». Пришлось разворачиваться в его сторону. Я оглянулся - слева тоже приближался истребитель противника. Моя «птица» в результате таких «кивков» полностью потеряла устойчивость. Чтобы восстановить управляемость я отдал ручку от себя. Оглянулся -МиГи пытаясь удержать меня в прицеле сами находились на грани потери устойчивости. После восстановления устойчивости я немедленно перевел истребитель в набор высоты, оба моих преследователя вдоль Ялу уходили к побережью моря. Один я оставался не долго - пара за парой четверка истребителей противника пересекла мой курс. Я изготовился к атаке на встречном курсе примерно с 11 часов. Уже на боевом курсе я вдруг увидел, что лечу точно в лоб третьей, не замеченной мною, паре МиГов! Ведущий шел выше и левее меня. Если Коуп следил за мной, то и он мог не увидеть эту пару. Я вызвал его рации: «Коуп, смотри за еще одной парой».
- Наступил критический момент. Полубочкой в правую сторону я вышел на встречный с ведущим пары МиГов курс. Ему мой маневр не понравился. Противник свалил свой истребитель в крутой левый вираж, затем - в правый, а потом опять в левый. Я также взял влево. Он пересекал мой курс всего в 200 футах, когда я нажал на гашетку. До сих пор не могу понять, почему я тогда просто не разорвал его пулеметным огнем. МиГ отделался дырами в киле. Самолет противника вышел из боя в северном направлении. Я включил ускоритель и стал его преследовать, предупредив командира: «Коуп, я включил «секретное оружие». Видишь меня?».
- Ответа не последовало. В голове крутилась мысль: «Коупа сбил МиГ». Кругом я видел только роящихся на разных высотах, словно осы, МиГов. С земли поднимались два жирных столба дыма.
- Пришлось бросить погоню. Я снизился, пытаясь разглядеть, что за орлы нашли свой конец в заросших лесом горах. Я еще надеялся что-нибудь изменить.

Капитан Коуп с задания не вернулся, а после его гибели эксперименты с ускорителями прекратили.

В сентябре 1952 г. летчики «Сейбров» из 4-го и 51-го авиакрыльев сбили 61 МиГ достоверно и еще семь - вероятно, собственные потери составили четыре истребителя. Ускорители себя не оправдали, капитан Джолли отзывался о них в целом отрицательно. На оснащенном JATO «Сейбре» он в сентябре сбил два МИГа, причем достижению этих побед ускорители скорее мешали, чем помогали: Джолли при атаке их не включал, а вот задняя центровка от подвешенных JATO оставалась.

2 октября после 11-месячного командования 4-м авиакрылом в Штаты убыл полковник Тинг. Тинг заслуженно считается ведущим командиром истребительного авиакрыла эры освоения реактивных истребителей в ВВС США. К сожаление сегодня его имя почти забыто. Во многом благодаря своему теперь уже бывшему командиру 4-е авиакрыло в октябре 1952 г. стало самым результативным истребительным соединением. Пресса игнорировала Гарри Тинга после его возвращения в Штаты.

В последние месяцы 1952 г. было сбито примерно 30 МиГов без потерь со стороны авиации сил ООН. Летчики «Сейбров» не раз видели, как МиГ разбивались в результате ошибочных действий летчиков-китайцев, которые не могли справиться с управлением. Истребители часто срывались в штопор, из которого вывести самолет китайцам было слабо. В начале 1953 г. пилоты F-86 донесли, по крайней мере, о 24 случаях срыва в штопор в ходе боевого маневрирования истребителей МиГ-15; в 19 случаях летчики успешно катапультировались.

Полковника Тинга на посту командира 4-го авиакрыла сменил полковник Джеймс Джонсон, 51-м крылом руководил полковник Джон Митчелл. Оба крыла «Сейбров» постоянно дрались с противником над аллеей МиГов.

Вскоре после полуночи 2 ноября ночной истребитель F3D-2 «Скайнайт» из эскадрильи VMF(N)-513 летчика майора Уильяма Стрэттона и оператора РЛС сержанта Ганса Хоглинда установил радиолокационный контакт с реактивным истребителем противника. Экипаж идентифицировал его как Як-15. Контакт был быстро потерян, но потом его удалось установить. Ночное небо озарилось вспышкой от взрыва Яка, в который майор Стрэттон разрядил бортовое оружие «Скайнайта». Это была первая победа, одержанная на ночном реактивным истребителе, оснащенным бортовой РЛС, правда ее засчитали как вероятную. Первая подтвержденная реактивная победа над реактивным самолетом в авиации корпуса морской пехоты была одержана 8 ноября: капитан Дэвис на F3D-2 сбил МиГ-15.

Полковник Ройал Бэйкер, командир 4-й истребительной авиагруппы, стал 21-м «корейским» асом ВВС США 17 ноября 1952 г., всего же он сбил в Корее 12 реактивных МиГ-15 и один поршневой истребитель Ла-9. Капитан Леонард «Билл» Лилли из 334-й эскадрильи 4-го авиакрыла сбил свой пятый МиГ 18 ноября 1952 г., став таким образом асом № 22. Двумя днями позже титул аса получил капитан Пол Джонс (39-я эскадрилья из 51-го авиакрыла), сбивший два МиГа в одном боевом вылете. 22 ноября 23-м асом стал капитан Сесил Фостер.

Каита Карл Диттмер (335-я эскадрилья 4-го истребительного авиакрыла) - из тех пилотов, которые становятся асами заслуженно, а не случайно. Три МиГ-15 он сбил 1 августа 1952 г. и еще два - 10 сентября. Диттмер получил известность не только как выдающийся летчик, но и как искусный художник. Его руке принадлежат красочные надписи «BETTY BOOPS» (на собственном «Сейбре»), «WHAM ВАМ» (на самолете Марти Бэмбрика), «ROSIE» (на истребителе Троя Коупа), «NEWARK FIREBALL» (на самолете Хэнка Крискибина). Ас любил вспоминать прогулки в долину МиГов:
- Нас поднимали по тревоге, чаще всего для перехвата «бандитов» на нашей стороне Ялу. Порой мы получали наведение от наземной РЛС, расположенной на острове Чо-до, порой мы искали противника самостоятельно, порой противник устраивал нам сюрприз. Иногда группа МиГов отслеживала наше место и курс, наводя на нас другую группу. Однажды двое наших вступили в бой с 50 МиГ-15. Мы врубились прямо в середину строя истребителей противника. Может показаться странным, но огромное численное превосходство коммунистов сыграло нам на руку. Я знал где мой ведомый, а мой ведомый знал где я. Мы могли стрелять куда угодно - везде были МиГи.
- Я даже не представляю сколько МиГов сбил, уж точно - не единственного. В конечной фазе боя я обнаружил МиГ, который шел прямо передо мной ниже. У меня была идеальная позиция для атаки. Нажал на гашетку - никакого результата, кончился боекомплект. Я пришел в ярость. Этого просто не может быть! Я качнул ручкой и промчался прямо над головой летчика МиГа. Ничего не оставалось, как возвращаться домой. Через несколько дней пришла моя очередь дежурить на наземном пункте управления, расположенном на северной оконечности взлетно-посадочной полосы аэродрома Кимпо. По рации мы слышали переговоры в воздухе.
- Кимпо, я в 30 милях на высоте 15 000 футов, горю!
- Я отвечал: «Роджер. Заходите на посадку в южном направлении.
- Вижу как три «Корсара» морской пехоты рулят к ВПП. Нажимаю кнопку рации: «Кимпо, башня, «Корсары» придержите свой пыл, на подходе горящий «Сейбр». Они продолжают рулить. Я повторяю вызов. Без толку - они продолжают ехать, они уже на полосе. В середине командир, три «Корсара» сзади слева от него, два - сзади справа. Я обрушил целый поток ругательств: «Уберите проклятые «Корсары» с полосы!!!» Командир моряков дал полный газ, проверил зажигание, после чего отпустил тормоза и взлетел. Я уже орал в микрофон исключительно непечатные выражения.
- Как только командир «Корсаров» оторвался от полосы на взлет пошел второй пилот. Из моего микрофона должны были вот-вот показаться дым и пламя. Пилот третьего «Корсара» заканчивал предстартовую проверку, когда на посадку зашел горящий «Сейбр». К счастью F-86 нормально приземлился, а «Корсар» взлетел сразу после посадки поврежденной машины как будто ничего не произошло.
- На следующий день мне опять не удалось подняться в воздух. Мой F-86F взял полковник, командир базирующейся в Кимпо авиагруппы. Его ведомый летал на F-86A, которые в нашей эскадрилье уже стали раритетами. Модель «А» имела обычную механическую систему управления, в то время как на всех других модификациях «Сейбров» стояли гидросистемы. Полковник обнаружил МиГ, летевший на очень небольшой высоте, поэтому ему пришлось атаковать с крутого пикирования, ведомый, естественно, последовал за ним. Перегрузка на выходе из пикирования достигла 11G, это при том, что конструкторы установили предел прочности конструкции планера в 9G! Полковник сбил МиГ, но ведомый не смог на своем старом «Сейбре» выйти из пике, которое оказалось для него смертельным. Его истребитель упал рядом с МиГом. На память о полете полковника на моем истребителе по левом борту остались морщины обшивки. Как ни странно, на летных качествах «Сейбра» сие не отразилась, кажется он даже стал быстрее летать!

В ночь на 10 декабря 1952 г. первую победу в воздушном бою зафиксировали ночники эскадрильи VMF(N)-513. Впервые самолет противника был сбит без установления визуального контакта. Показательно, что победу эту одержал один из лучших «электронных колдунов» авиации корпуса морской пехоты -1-й лейтенант Джозеф Корви. Прежде, чем стать летчиком ночного истребителя F3D «Скайнайт», Кореи служил инженером по обслуживанию бортового электронного оборудования самолетов. Кореи и сержант Дэн Джордж (оператор РЛС) патрулировали в районе Синаньчжу, когда на экране РЛС появилась засветка от самолета противника. До цели было слишком далеко, чтобы увидеть ее простым глазом. Кореи целился, ориентируясь только на данные бортовой РЛС:
- Мы не знали по кому стреляем.

Противником оказался По-2, самолет который радиолокатором обнаружить было крайне сложно по причине фанерно-перкалевой конструкции. По-2 засчитали как достоверную победу, но в то же ночь Корви и Джорджу записали и вероятную победу.

В декабре 1952 г. наряду с По-2 беспокоящие ночные рейды стали совершать учебно-тренировочные Як-18. В количественном отношении Яки сильно уступали По-2, однако их появление внесло новый фактор в ночную войну в воздухе. Обнаружить Як-18 с помощью РЛС было несколько проще, чем По-2 из-за металлического набора фюзеляжа, однако проще - не значит легко.

В начале 1953 г. Объединенным Нациям в Корее противостояло армада из 1485 самолетов: 950 МиГ-15, 165 поршневых истребителей, 100 реактивных двухмоторных бомбардировщиков Ил-28 и 270 самолетов других типов. Командующего 5-й воздушной армией ВВС США генерал-лейтенанта Глена Баркуса больше всего беспокоило концентрация бомбардировщиков Ил-28. Был отмечен провокационный полет пары Ил-28 вдоль русла Ялу, к счастью для союзников этот полет так и остался единственным.



Дальше

Назад


Hosted by uCoz